You are viewing prosto_mariya27

Previous Entry | Next Entry


 Хюррем - одна из наиболее известных султанских наложниц, которая в свое время оказывала сильное влияние на османскую политику. Хюррем сначала стала любимой женщиной султана, а потом матерью его наследника. Можно сказать, что карьера Хюррем была великолепной.

В османские времена бытовала практика отправки наследных принцев в провинцию губернаторами с целью получения будущими султанами навыков в управлении государством. При этом с наследными принцами в определенный для них округ отправлялись и их матери. Документы свидетельствуют, что принцы испытывали к своим матерям большое почтение, и то, что матери получали жалование, превышавшее жалование принцев. Сулейман - будущий султан Сулейман Великолепный в 16 веке в свою бытность наследным принцем был отправлен губернаторствовать в (город) Маниссу.

В тот период одна из его наложниц Махидевран, бывшая то ли албанкой, то ли черкешенкой, родила ему сына. После рождения сына Махидевран получила статус главной женщины. В возрасте 26 лет Сулейман взошел на престол. Спустя некоторое время в гарем поступила наложница из Западной Украины, входившей тогда в состав Польши. Звали это наложницу, веселую красивую девушку, Роксоланой. В гареме ей дали имя Хюррем (Хуррем), что в переводе с персидского означает «веселая».

В самое короткое время Хюррем привлекла внимание султана. Махидевран, мать наследного принца Мустафы, стала ревновать Хюррем. О ссоре произошедшей между Махидевран и Хюррем пишет венецианский посол: «Махидевран оскорбила Хюррем и разодрала ей лицо, волосы и платье. Спустя некоторое время Хюррем пригласили в султанскую опочивальню. Однако Хюррем сказала, что не может в таком виде идти к повелителю. Тем не менее, султан вызвал Хюррем и выслушал ее. Затем он позвал Махидевран, спросив, правду ли ему рассказала Хюррем. Махидевран сказала, что она главная женщина султана и что другие наложницы должны подчиняться ей, и что она еще мало побила коварную Хюррем. Султан разгневался на Махидевран и сделал Хюррем своей любимой наложницей».

Спустя год после прихода в гарем Хюррем родила сына. Вслед за этим она родила пять детей, в том числе одну девочку. Так что на Хюррем не распространилось гаремное правило, согласно которому одна наложница могла родить султану лишь одного сына. Султан был очень влюблен в Хюррем, поэтому он отказывался от встреч с другими наложницами.

В один прекрасный день один губернатор прислал султану в подарок двух красивых русских наложниц. После прибытия этих наложниц в гарем Хюррем устроила истерику. В результате эти русские наложницы были отданы в другие гаремы. Это еще один из примеров того, как Сулейман Великолепный нарушал традиции во имя любви к Хюррем. Когда старшему сыну Мустафе исполнилось 18 лет, его отправили губернатором в Маниссу. Вместе с ним была отправлена и Махидевран. Что же касается Хюррем, то она нарушила еще одну традицию: она не отправилась вслед за своим сыновьями в места, куда они были назначены губернаторами, хотя другие наложницы, родившие султану сыновей, по-прежнему отправлялись с ними. Хюррем же просто навещала своих сыновей.

После удаления Махидевран из дворца главной женщиной гарема стала Хюррем. Также Хюррем стала первой в османской империей наложницей, с которой султан заключил брак. После смерти султанской матери Хамсе Хюррем полностью взяла в свои руки власть над гаремом. В последующие 25 лет она повелевала султаном как хотела, став самой сильной личностью во дворце.

Хюррем, как и другие наложницы, имевшие от султана сыновей, делала все для того, чтобы именно ее сын (а вернее один из них) стал наследником престола. Ей удалось подорвать доверие султана к наследному принцу Мустафе, которого очень любили в народе и который пользовался большой любовью янычар. Хюррем удалось убедить султана, что Мустафа собирается свергнуть его. Махидевран постоянно следила за тем, чтобы ее сына не отравили. Она понимала, что вокруг плетутся заговоры, цель которых устранение Мустафы. Однако ей не удалось предотвратить казнь своего сына. После этого она стала жить в (городе) Бурсе, пребывая в нищете. От бедности ее избавила лишь кончина Хюррем.

Сулейман Великолепный, поводивший большую часть в походах, информацию о ситуации во дворце получал исключительно от Хюррем. Сохранились письма, в которых отражается большая любовь и тоска султана по Хюррем. Последняя стала для него главным советником.

Еще одной жертвой Хюрремм стал главный визирь – садразам Ибрагим-Паша, тоже некогда бывший невольником. Это был человек, служивший султану еше с Маниссы и женатый на сестре Сулеймана Великолепного. Более того, из-за козней Хюррем был убит еще один верный приближенный султана - Кара-Ахмет Паша. Помогали Хюррем в ее интригах ее дочь Михримах и ее муж, хорват по происхождению, Рустем-Паша.

Хюррем умерла раньше Сулеймана. Ей не удалось увидеть восшествие на престол своего сына. Хюррем вошла в османскую историю как самая могущественная наложница». ( Сын Сулеймана от Махидевран - Мустафа был задушен по приказу Сулеймана, т.к. султану было внушено, что Мустафа готовит измену. После кончины Роксоланы-Хюрем прошли годы, когда скончавшемуся Сулейману наследовал его сын от Хюррем - Селим, прославившийся сочинительством стихов, а также пьянством. В османской истории он теперь фигурирует под прозвищем Селим Пьяница. Прим. Portalostranah.ru).

Роксолана (ок. 1506 — ок. 1558) история ,рассказанная на другом  сайте 

Любимая жена султана Сулеймана I Великолепного. Рабыня, ставшая законной супругой Сулеймана благодаря своей красоте, уму и хитрости.

Слава и гордость Турции, гроза и ужас Южной и Юго-Восточной Европы Сулейман I принадлежит к числу тех властителей-исполинов, явление которых на земле можно уподобить явлению кометы или страшного метеора на небе. Эта личность весьма противоречива. Сулейман соединял в себе добродетели и пороки: образованный ум и необузданные страсти, великодушие и жестокость, непреклонную волю и детскую уступчивость, подозрительность и доверчивость, коварство и открытость.

Если Пётр Великий — альфа русской славы, то Сулейман — омега славы турецкой: при нём оттоманский месяц светил необычайно ярко, а после него стал блёкнуть.

И этот могущественный человек в течение двадцати пяти лет был игрушкой в руках женщины!

Некоторые историки, обманываясь созвучием имён — собственного и нарицательного, видят в Роксолане русскую, так как роксоланами называли в Западной Европе славян, живших по побережьям Дона; другие, преимущественно французы, основываясь на комедии Фавара "Три султанши", утверждают, что Роксолана была француженкой. То и другое совершенно неверно: Роксолана — истинная турчанка. Ещё девочкой она была куплена для гарема на невольничьем базаре одалыками.

В начале царствования Сулеймана султаншей-валилде была грузинка Босфорона, родившая ему наследника Мустафу; Босфорону сменила Зулема, а её — Роксолана, очаровавшая его молодостью, красотой и горячими ласками. В первые пять лет Роксолана родила сыновей Мехмеда, Баязида, Селима и Джангира и дочь Мириам. Они ещё более привязали султана к любимице, и тогда Роксолана приступила к осуществлению своего тайного замысла — возвести на престол Оттоманской империи вместо Мустафы сына своего, Баязида, обожаемого ею до безумия, особенно после смерти его старшего брата, скончавшегося в младенчестве.

Роксолана действовала с тем умом и тактом, которые свойственны женщине, не сомневающейся в своей власти над мужчиной. Выдав четырнадцатилетнюю дочь Мириам за великого визиря Рустама-пашу, Роксолана без труда склонила его на свою сторону и приобрела в нём самого верного клеврета и сподвижника.

Осенью 1542 года в отсутствие Сулеймана, бывшего в походе в Венгрии, Роксолана, призвав к себе муфтия, стала советоваться с ним о своём намерении построить великолепную мечеть с богадельней (имаретом) ради спасения души своей и в угоду Аллаху. Муфтий, одобрив благое намерение, заметил любимице султана, что постройка мечети не может послужить ей во спасение души, так как по закону всякое доброе деяние рабыни вменяется в заслугу её повелителю и что только свободная женщина властна в своих поступках. Роксолана прекрасно знала о существовании этого закона, тем не менее выказала глубокое огорчение и в течение нескольких дней была грустна и задумчива.

Сулейман, вернувшись в Константинополь, не узнал в Роксолане прежней весёлой, страстной красавицы. Равнодушный к недавнему зрелищу проливаемой крови, глухой к мольбам матерей и жён и воплям истязаемых младенцев, Сулейман был тронут слезами и воздыханиями своей Роксоланы и спросил о причине её грусти.

"Причина моей тоски, — отвечала фаворитка, — мысль, что я раба и лишена всех прав человеческих!"

Сулейман, готовый за улыбку Роксоланы поработить целое царство или, наоборот, освободить из-под своего ига тысячи невольников, тотчас же объявил ей, что слагает с неё позорное звание рабыни и дарует ей желанную свободу. Прежняя улыбка засветилась на лице Роксоланы, и с небывалой нежностью, осыпав поцелуями руку повелителя, она быстро удалилась в свои покои. Настала ночь. Евнух, присланный к Роксолане с приглашением в опочивальню повелителя правоверных, принёс ему решительный отказ. Разгневанный Сулейман потребовал привести ослушницу на свою половину и спросил, что значит это неповиновение?       Сулейман призадумался, послал за муфтием, и тот одобрил действия Роксоланы, подтвердив, что они согласуются с законом Магомета.

Через два дня Роксолана была объявлена законной супругой своего государя с предоставлением ей всех привилегий султанши-валиде. Так Роксолана достигла той высоты, с которой могла властвовать над Оттоманской империей, направляя волю султана. Говоря о Роксолане, можно всерьёз подумать, не "обнесла" ли султанша Сулеймана каким-нибудь приворотным зельем, тем самым словно цепями приковав к себе его сердце.

Отправив сына Джангира в Диарбекир, где он сошёлся с Мустафой, Роксолана принялась восторженно восхвалять своему супругу добродетели его наследника тем вкрадчивым голосом и в таких выражениях, которые даже в отцовском сердце могут возбуждать зависть и ревнивые опасения. Она говорила, например, что народ ждёт не дождётся дня, когда их обожаемый Мустафа взойдёт на отцовский престол, что войска готовы пролить за него кровь, что даже соседние персияне, где правит Мустафа, готовы сражаться за него, если понадобится. Роксолана напомнила, как горько было султану Баязиду II, когда против него взбунтовался Селим, отец Сулеймана, хотя кроткий и благородный Мустафа, конечно, на это не способен...

Разжигая этими речами в сердце отца ненависть и подозрительность к сыну, Роксолана приказала своему зятю уведомить пашей, подвластных Мустафе, чтобы они как можно чаще извещали Сулеймана о его добрых делах и заботах о народе. Правители малоазиатских областей, повинуясь великому визирю, засыпали диван посланиями, переполненными похвалами наследнику Сулеймана. Эти послания Роксолана показывала султану в те минуты, когда ему казалось, что сын не способен поднять мятежа. "Как его все любят! — говорила при этом Роксолана. — Его, право, можно назвать не наместником, но государем; паши повинуются ему, как велениям самого султана. Хорошо, что он не употребляет во зло своего влияния, но, если бы на его месте был человек лукавый, честолюбивый, тот мог бы..."

Коварная женщина жадно следила за действием яда своих речей на Сулеймана и видела, что каждое слово жгучей каплей впивалось в его сердце. С другой стороны, Баязид и Селим, допущенные отцом ко двору, выказывали ему покорность, осыпая его нежными ласками...

Волнения, возникавшие в Персии, заставили Сулеймана послать в соседние области наблюдательный корпус. Им командовал Рустам-паша, который имел также тайный приказ умертвить Мустафу. Зять Роксоланы по прибытии на место отписал султану, что в Сирии настроение умов самое враждебное, что не только все паши, народ и войска намерены провозгласить Мустафу турецким султаном, но даже в полках, подчинённых ему, Рустаму, ощущается опасное волнение. Усмирить грозящее восстание, по мнению доносчика, может только сам Сулейман.

Сулейман перед отъездом в Алеппо получил от муфтия фетфу (разрешение) умертвить мятежника, без страха ответить за то на страшном суде. Участи Мустафы подвергся в Бруссе и его малолетний сын; путь для Баязида к престолу был открыт. Одновременно с устранением наследника Сулеймана умер и друг Мустафы, Джангир, сын Роксоланы; от горя — говорят романисты, от яда — свидетельствуют историки. Кровавые эти события совершились летом 1553 года.

По наущению матери Баязид вскоре после смерти Мустафы отыскал человека одних с ним лет и удивительно на него похожего. Золотом и клятвенными уверениями в совершенной безопасности Баязид убедил двойника Мустафы выдать себя за убиенного, якобы спасшегося от смерти. Весной 1554 года Никополис, прибрежья Дуная, Валахия и Молдавия были взволнованы вестью, что Мустафа жив, его видели многие, он призывал к восстанию и к свержению Сулеймана. Видевшие и слышавшие самозванца, обманутые сходством, передавали жителям городов и деревень, будто Мустафа, в прошлом году приглашённый отцом в Алеппо, не сам явился к нему, а послал вместо себя раба, как две капли воды похожего на него: сам же бежал из азиатской Турции в европейскую. Появились отряды мятежников, вскоре слившиеся в целую армию. Самозванец, как говорила молва, намеревался идти прямо на Константинополь, захватить Сулеймана и расправиться с ним, с Роксоланой и всем её семейством.  

 
Пленение самозванца разрушило все эти планы. Под пытками самозванец чистосердечно сознался в обмане и указал на Баязида как на главного виновника восстания. Лже-Мустафу по повелению Сулеймана утопили, а Баязид был призван к ответу. Ахмет-паша, ненавидевший его и Роксолану, уличил изменника; чауши ждали только знака султана, чтобы накинуть на Баязида позорную петлю... Но Сулейман медлил, тронутый мольбами и слезами Роксоланы, — и Баязид был помилован, и сама Роксолана не утратила в глазах своего супруга своей прелести!..

С этой минуты Роксолана, не боясь ни врагов, ни соперников, смотрела на своего Баязида, как на государя, хотя и будущего. Но другого мнения придерживался второй её сын Селим, завидовавший брату и выжидавший удобного момента для расправы с ним. Об этом соперничестве, погубившем Баязида, возможно, и не подозревала, казалось, всё предусмотревшая, Роксолана. Она умерла в 1558 году, оплаканная неутешным Сулейманом, и была погребена с подобающими почестями. Да и кто осмелился бы запятнать память Роксоланы в глазах её супруга?

Сулейман не разочаровался в ней ни при её жизни, ни после её смерти...  
   

Profile

prosto_mariya27
prosto_mariya27

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy